Можно ли повысить пенсионный возраст в России?

В нашу редакцию прислали письмо с этим исследованием и без указания автора, поэтому публикуем как есть и на авторство не претендуем.

В мире

В мире действует закономерность сокращения рабочего времени. Если мы сравним рабочий день, который считался нормальным полтора века назад и сейчас, то увидим существенную разницу: тогда это было 13-14 часов, а сейчас в развитых странах дошло дело до 6 часов. Если мы будем сравнивать продолжительность рабочей неделю, то увидим, что в былые времена по 70 часов работали, а сейчас уже по 35 и меньше, в развитых странах. То же самое касается количества времени, отработанного за год. Если раньше работали по 3000 часов с лишним, то сейчас, скажем, в Нидерландах эта цифра составляет 1380 часов в расчете на одного работника за год. В Германии — 1480 часов и так далее. В России это, в среднем, 1980 часов в год. Большое отличие, конечно.

Но ведь та же самая закономерность сокращения рабочего времени распространяется и на продолжительность трудового стажа, измеряемого в часах… Вот будем мы, допустим, сравнивать трудовой стаж, который имеют работники немецких предприятий, ставшие пенсионерами в 2001 году, и трудовой стаж немецких работников после проведения реформы… А в Германии эта реформа, также связанная с повышением пенсионного возраста, завершится где-то в середине 2020-х годов! Давайте сравним: кто больше часов отработает за трудовую жизнь — работники, которые выходили в 2001 году и имели трудовой стаж в годах более короткий, или работники, которые уйдут на пенсию в 2020 году. Кто из них отработает больше часов?

Расчет показывает, что немцы, которые вышли на пенсию в 2001 году, отработали 79 тысяч часов. А те работники, которые выйдут на пенсию в начале 20-х годов, отработают за свою трудовую жизнь около 69 тысяч часов. То есть гораздо меньше! Хотя в целом будут трудиться больше почти на шесть лет… То есть больше по годам, а по часам значительно меньше — на 10 тысяч часов!. То же самое и для Франции — по годам стаж вырастет на три года, а по часам работы будет меньше на 8 тысяч часов.

Мы видим, что закономерность сокращения рабочего времени действует и по отношению к трудовому стажу, когда мы сравниваем две когорты населения, то есть те, кто выходили на пенсию раньше, и те, кто выйдет на пенсию позже.

Мы видим, что в европейских странах повышение пенсионного возраста не такая простая штука. И в итоге новые поколения будут там жить лучше. По сравнению с предыдущими поколениями они будут меньше работать, имея при этом на протяжении своей жизни свободного времени существенно больше. Это нормально. Это связано с прогрессом производства.

А что в России?

Аргумент 1

В России после повышения пенсионного возраста на пять лет сложится такая картина… Если в 2001 году работники за весь свой трудовой стаж в 38,5 лет отрабатывали 75 тысяч часов, то после пенсионной реформы средний трудовой стаж составит 44 года и будут отрабатывать наши люди в среднем 84 тысячи часов. То есть прирост на 9 тысяч часов!

Как же можем мы сравнивать положение наших работников с положением европейских работников и при этом говорить, что надо проводить реформу по опыту европейских стран?! Опыт европейских стран в том и состоит, что там аналогичные реформы проводят в соответствии с сокращением рабочего времени. То есть у них последующие поколения за трудовую жизнь отработают меньшее количество часов. У нас же все наоборот. Трудовая нагрузка у тех, кто приходит, как нам говорят, в российское более модернизированное, цифровое, автоматизированное и так далее… производство, возрастет по сравнению с трудовой нагрузкой тех, кто трудился без роботов и цифровых технологий.

Стало быть, тот аргумент, что наши работники меньше работают и надо ориентироваться на европейские стандарты, совершенно никуда не годится.

Наши работники за меньшее число лет отрабатывают куда больше времени, чем за рубежом. Это, во-первых. Во-вторых, после повышения пенсионного возраста наши новые поколения будут отрабатывать за свою трудовую жизнь куда больше часов, чем им предшествующие.

 

Аргумент 2

Второй аргумент. Организаторы реформ говорят о продолжительности жизни, что, дескать, она у нас возрастает… Надо разобраться.

Давайте сравнивать нашу продолжительность жизни с продолжительностью жизни в европейских странах, чтобы понять, насколько вообще правомерно обращаться к их опыту реформ в области пенсионного возраста.

Какова продолжительность жизни мужчин в возрасте 60 лет в России и во Франции? Официальная статистика сообщает следующие данные: российские мужчины по достижении 60-летнего возраста проживают в среднем еще 14 лет. А во Франции — 22 года. Разница в восемь лет! А женщины? После достижения 60 лет продолжительность предстоящей жизни у женщин в России в среднем 19 лет, а у во Франции 28 лет. Разница в 9 лет!

Повышать пенсионный возраст европейцам не так опасно: возможно, они еще после этого еще много поживут. А у нас — увы…

Более того. Мы можем рассмотреть еще такой интересный показатель, как «ожидаемая продолжительность здоровой жизни». Или мы полагаем, что выходящий на пенсию человек должен быть состоявшимся инвалидом, которому нормальная жизнь не требуется? И, соответственно, надо из него последние соки выжать, чтобы после этого он только и ходил по поликлиникам и жил лишь при помощи лекарств… Нет. Мы считаем, что после выхода на пенсию гражданин еще немалую часть жизни своей должен провести в здоровом долголетии, пользуясь широкими возможностями заслуженного отдыха.

Так вот, давайте рассмотрим показатель ожидаемой продолжительности здоровой жизни для людей, которые достигли своего пятидесятилетия. Увы. Для России этот показатель составляет 14 лет.

То есть у мужчин в России здоровая жизнь заканчивается, примерно, в 64 года. А нам предлагают повысить пенсионный возраст как раз до 65, чтобы «все соки выжить» и отправлять на пенсию инвалидами.

А как обстоит дело в европейских странах, на опыт которых любят ссылаться те, кто выступает за повышение пенсионного возраста. Так вот, во Франции ожидаемая продолжительность здорового образа жизни у мужчин в возрасте 50 лет — 26 лет. Не 14, как в России, а 26. То есть если они повысят пенсионный возраст до 65, то французские мужчины могут неплохо пожить еще 19 лет. А наши уже должны умирать… Голландия: мужчины, достигшие 50 лет, будут жить здоровой жизнью еще в среднем 27 лет. В Швейцарии — 30 лет.

Посмотрим на наших женщин.

В возрасте 50 лет, ожидаемая продолжительность здоровой жизни россиянок составляет 16 лет. То есть только до 66! Если у нас повысят пенсионный возраст, то здоровая жизнь будет обещана им только в течение одного года.

А зачем же потом жить? Это — лишнее… Видимо, так полагают сторонники реформы. Между тем в той же Франции этот показатель составляет 31 год, а в Швейцарии 32 года. Опять небо и земля!

Вывод: во Франции, в Швейцарии, в Германии и в Нидерландах повышать пенсионный возраст можно, это не нанесет большого ущерба здоровью. Трудящиеся жители этих стран, выйдя на пенсию, могут еще 10-15 лет нормально жить, здоровый образ жизни вести. Нашим этого не суждено: все силы они отдадут производству.

С точки зрения продолжительности жизни аргументы в пользу повышения пенсионного возраста в России никуда не годятся. И ссылка на европейский опыт ничего не решает.

При пенсионном возрасте в 65 лет у наших пенсионеров здоровой жизни быть не может. Поэтому нет никакой возможности повышать пенсионный возраст до этого уровня.

Это неудивительно. Потому что первое обстоятельство — количество отработанных часов, и второе обстоятельство — сохраненное здоровье, между собой очень тесно связаны. Понятно, что если люди больше трудятся, у них скорее изнашивается организм.

Не секрет, что рабы в Древнем Риме трудились только 15 лет. Но поскольку они каждый день трудились по 14-16 часов, то за короткую трудовую жизнь отрабатывали по 80 тысяч часов. То есть больше, чем современные немецкие рабочие за 45 лет. Древнеримские рабов по истечении 15 лет уже не были пригодны для работы. Их переставали кормить и они умирали от хронических болезней и голода. К этому, видимо, стремятся и те, кто хочет осуществить в России данную пенсионную реформу…

 

Аргумент 3

Третий аргумент такой, что нет денег. Но его вообще обсуждать нет смысла. Что такое бюджет пенсионного фонда? Это всего 7,5 триллиона рублей. Да у нас из страны ежегодно выводится капитала в половину этой суммы. А в целом, по оценкам Глазьева, уже выведен 1 триллион долларов, то есть это около 65 триллионов рублей — десять годовых пенсионных бюджетов. Смешно говорить, что в России нет денег.

Еще одно соображение. Сколько же можно отказываться от введения прогрессивного подоходного налога? Всякий порядочный французский миллиардер со своих миллиардов заплатит 60-процентов в бюджет. А почему российские не платят? Чем они хуже? Я даже удивляюсь: почему российские миллиардеры, считают себя более нуждающимися в социальной защите, чем французские? Даже как-то обидно за наших… Кто бы из них сам выступил с инициативой и сказал, что готов на 60 процентов? Когда бы ввели такие подоходные налоги на обеспеченных граждан, думаю, стало бы стыдно говорить как-то о дефиците бюджета пенсионного фонда…

 

И последнее. Говорили, вот в СССР вводили пенсионный возраст в середине 30-х годов, когда ожидаемая продолжительность жизни составляла 40 лет. Давайте этот аргумент тоже разберем. Что означает термин «ожидаемая продолжительность жизни»? Это не то, что люди на самом деле живут. Это вероятность дожить до определенного возраста. Это вероятностный показатель. На него очень сильно влияет статистика смертность по разным возрастным категориям, в том числе и детская. Не надо думать, что в середине 30-х годов все люди жили в среднем по 40 лет. Ничего подобного. Но в тот период была еще страшно высокая детская смертность, доставшаяся в наследство от дореволюционной эпохи. У моей прабабушки, крестьянки, Марии Федоровны Цыпляковой, родилось 18 детей. А дожили до совершеннолетия только четверо… Детская смертность была очень высокая. Эти цифры не были до конца определены. Поэтому, не надо думать, будто середине 30-х годов, когда определялся нынешний, пока еще действующий пенсионный возраст, никто не доживал.

Вот и сейчас, как мы видим дальше, продолжительность жизни у нас тоже отнюдь не блестящая, и потому ссылаться на нее ни в коем случае не надо.

 

И возвращаясь к тому, когда можно будет повышать пенсионный возраст. Возможно ли это в принципе? Возможно. Но если следовать европейскому опыту. И тут есть очень простая предпосылка. Сначала на протяжении нескольких десятилетий должно осуществляться сокращение рабочего времени, сокращение рабочего дня, рабочей недели. И вот тогда накопится такое сокращение, когда поколение людей, которые за жизнь свою трудовую отработали мало часов, могут поработать побольше на два-три года по сравнению с теми, кто работал больше часов в день, месяц и в рамках года. По нашим расчетам получается так, что если уже сейчас введем 7-часовой рабочий день, а через пять лет введем 6-часовой, то к 2030 году можно совершенно безболезненно повысить пенсионный возраст в России на два года.

 

Потому что к этому времени люди, которые будут выходить на пенсию (в 61- 62 года — мужчины, а женщины — в 57 лет), будут отрабатывать в целом меньше часов, чем те, кто уходит при действующем пенсионном возрасте.

Мы отнюдь не зарекаемся от того, чтобы повышать пенсионный возраст. Но для этого сначала надо выполнить первое, самое главное условие — сократите рабочий день до 7 часов, до 6 часов… И пусть наши граждане поработают в таком режиме 10, 15, 20 лет. А после этого можно повышать пенсионный возраст.

 

Рекомендовать "Можно ли повысить пенсионный возраст в России?"