Философский трактат Дао дэ цзин (6)

2013, March 29
Лао-цзы
Начало статьи: Лао-цзы

Управление большим царством напоминает приготовление блюда из мелких рыб [приготовление этого блюда требует от повара соблюдения спокойствия и осторожности]. Если в поднебесной управлять, следуя Дао, то злые духи [умерших] не будут действовать. Но злые духи не только не будут действовать, они также не смогут вредить людям. Не только они не смогут вредить людям, но и совершенномудрые не смогут вредить людям. Поскольку и те и другие не смогут вредить людям их Дэ соединяется друг с другом.

 

 

Великое царство - это низовье реки, узел поднебесной, самка поднебесная. Самка всегда невозмутимостью одолевает самца, а по своей невозмутимости стоит ниже. Поэтому великое царство располагает к себе маленькое тем, что ставит себя ниже последнего, а маленькое царство завоевывает симпатию великого царства тем, что стоит ниже последнего. Поэтому располагают к себе тем, что ставят себя ниже, либо тем, что сами по себе ниже. Пусть великое царство не будет желать более того, чтобы все одинаково были накормлены, а малое царство пусть будет желать не больше того, чтобы служить людям. Тогда оба они получат то, чего они желают.

Великому полагается быть внизу.

 

 

Дао - глубокая основа всех вещей. Оно сокровище добрых и защита недобрых людей. Красивые слова можно произносить публично, доброе поведение можно распространять на людей. Но зачем же покидать недобрых людей? В таком случае для чего же выдвигают государя и назначают ему советников? Государь и советники хотя и имеют драгоценные камни и могут ездить на колесницах, но лучше будет им спокойно следовать Дао. Почему в древности ценили Дао? В то время люди не стремились к приобретению богатств и преступления прощались. Поэтому [Дао] в поднебесной ценилось дорого.

 

 

Нужно осуществлять недеяние, соблюдать спокойствие и вкушать безвкусное. Великое состоит из малого, а многое - из немногого. На ненависть надо отвечать добром.

Преодоление трудного начинается с легкого, осуществление великого начинается с малого, ибо в мире трудное образуется из легкого, а великое из малого. Поэтому совершенномудрый начинает не с великого, тем самым он совершает великое. Кто много обещает, тот не заслуживает доверия. Где много легких дел - там много и трудных. Поэтому совершенномудрый относится к делу, как к трудному и не испытает трудностей.

 

 

В древности те, кто следовал Дао не просвещали народ, а делали его невежественным. Трудно управлять народом, когда у него много знаний. Поэтому управление страной при помощи знаний приносит стране несчастье, а без их помощи приводит страну к несчастью. Кто знает эти две вещи, тот становится примером для других. Знание этого примера есть знание глубочайшего Дэ. Глубочайшее Дэ оно глубоко и далеко. Оно противоположно всем существам, но приводит их к полному соответствию [с ним].

 

 

Реки и моря потому могут властвовать над равнинами, что они способны стекать вниз. Поэтому они властвовать над равнинами.

Когда [совершенномудрый] желает возвысится над народом. Он должен ставить себя ниже других. Когда он желает быть впереди людей, он должен ставить себя позади других. Поэтому, хотя он и стоит над народом, но народу он не в тягость; хотя он и находится впереди, народ ему не вредит. Поэтому люди с радостью выдвигают его и от него не отворачиваются. Он не борется, благодаря чему он в мире не победим.

 

 

Все говорят о том, что мое Дао велико и не уменьшается. Если бы оно уменьшалось, то после долгого времени оно стало бы маленьким. Оно не уменьшается потому, что является великим.

Я имею три сокровища, которыми дорожу: первое - это человеколюбие, второе - бережливость, а третье состоит в том, что я не смею быть впереди других. Я человеколюбив, потому могу быть храбрым. Я бережлив, потому могу быть щедрым. Я не смею быть впереди других, поэтому могу быть умным вождем.

Кто храбр без человеколюбий, щедр без бережливости, отталкивает тех, кто находится позади - тот гибнет. Кто ведет войну человеколюбиво, побеждает, и возведенная им оборона неприступна, человеколюбие его охраняет.

 

 

Умный полководец не бывает воинствен. Умный воин не бывает гневен. Умеющий побеждать не нападает. Умеющий управлять людьми не ставит себя в низкое положение. Это я называю Дэ, избегающее борьбы. Это сила в управлении людьми. Это значит следовать природе и древнему началу.

 

 

Военное искусство гласит: я не смею первым начинать, я должен ожидать. Я не смею наступать хотя бы на вершок вперед, а отступаю на аршин назад. Это называется действие посредством недеяния, ударом без усилия. В этом случае не будет врага и я могу обходиться без солдат. Нет беды тяжелее, чем недооценивать противника.

Недооценка противника повредит моему сокровенному средству [Дао]. В результате сражения те, кто скорбит, одерживают победу.

 

 

Мои слова легко понять и легко осуществить. В словах имеется начало, в делах имеется главное. Поскольку их люди не знают, то они не знают и меня. Когда меня мало знают, тогда я дорог. Поэтому совершенномудрый подобен тому, что одевается в грубые ткани, а при себе держит яшму.

 

 

Рекомендовать "Философский трактат Дао дэ цзин (6)"